division___bell (division___bell) wrote,
division___bell
division___bell

Там, за дверью

Пьеса сама по себе страшна, а у Персеваля получилось сделать ещё более страшный спектакль. Лично на мой вкус это не есть здорово. Акцентация на способах "как нам убить зрителя побольнее" мне не по душе честно говоря, и стремление режиссёра произвести шок и трепет я скорее отношу к слабости постановки.. ну просто потому, что это грязный прием. Да, можно наставить зеркал на заднике и проецировать образы на сцене, можно врубить такой рок, что сидящие в креслах рискуют схватить кессонку и отправиться со спектакля прямиком в барокамеры, но зачем, Беримор? Ужас не станет от этого ещё ужаснее, а болевой порог восприятия, оставшийся далеко позади попросту отключит режим восприятия сцены

Борхерту удалось поймать редкий ракурс (хотя я знаю, что он многое бы дал за то, чтобы такой шанс ему не представился), который лично для меня очень интересен.

Человек возвращается на родину, которой нет. И никого из прошлого мира тоже, не осталось. Но те, кому посчастливилось сохраниться, кто выжил после ада войны- вот казалось бы, должны ( м? интересное слово) перейти в новое состояние связи с миром и собой, ведь это же избранные. А черта с два. Все с точностью наоборот.

У Борхерта найдено точное слово, описывающее этот процесс: расчеловечевание. И эта находка для меня очень ценна: при изменении внешних условий первое, что делает система- пытается вернуться в прежнее состояние, наследуя приобретенные поведенческие алгоритмы. Вот не наступает никакая "эра милосердия", искалеченные предшествующим периодом расчеловечивания люди так и остаются расчеловечеными. Эта человечность не является встроенной, она создается. И держится до тех пор, пока существуют механизмы, её поддерживающие.
Демонтаж этих социальных механизмов одновременно и разрушает человеческие души, делая человечность ненужным свойством и заражая по цепочке всех вирусом безумия

Вот родители Бэкменна, прекрасные люди, только евреев не переносят. Когда прошла пора черно-коричневых старику это вспомнили отказав в работе и еде.

"И потом, у него был пунктик, насчет евреев, ну Вы-то должны знать. Сын все-таки. Он их просто не переваривал, Ваш-то. Из себя выходил. Везде кричал, что своими руками загонит их в родные палестины. Немного слишком деятельный был у Вас папаша. А когда коричневые времена прошли, его и арестовали, папашу-то. За жидов"

И в результате вернувшийся Бэкманн застает на фасаде некогда бывшего родительского дома табличку с уже другой фамилией- старики не стали дожидаться, когда умрут от голода, и предпочли умереть сами поскорее, отравившись газом.
Но на место умерших стариков -расистов вселяются не менее чудесные люди
Однажды утром их нашли на кухне, синих и окоченелых. Так мой старик сказал, что это глупость и столько газа нам бы на целый месяц готовки хватило...

Там дальше хорошо показано, что чувствует человек слыша от другого сетования по поводу столь нерачительного способа смерти собственных родителей. Это ж сколько газу извели, подумать только

И так во всем. Те, кто выжил убивают тех, кто ослаблен. Убивают не выстрелом а равнодушием. Полковник, который рассуждает о том, как раненому калеке надлежит стать Человеком при том, что Бэкманну сейчас нужны лишь сухая одежда и хотя бы кусок еды. Директор кабаре, который долго пеняет Бэкманну за его недостаточный артистизм
"Вам надлежит многому научиться, молодой человек - Учиться?! А у меня было время учиться?! В Сибири? Или под Сталинградом?"

Вот это равнодушие, убийственное равнодушие, произошедшее в результате расчеловечивания - ровно то, что происходит сейчас. Здесь и сейчас

Бэкманн. О, люди конечно, добры. И от доброты сердца они убили меня. Засмеяли насмерть. Выставили за дверь. Выгнали. По доброте душевной. Они уперты донельзя в собственные сны. В самые глубокие сны уперты. И они пройдут мимо моего тела, вот также упертые в свой сон. Они будут жевать, и смеяться, и петь, спать и переваривать пищу рядом с моим телом. Моя смерть ничто.

Вы меня убили, господин директор.Потому что Вы трус. Потому что вы предали правду. Вы загнали меня в сырую Эльбу, потому что не дали новичку шанса, не дали начать. А я хотел работать. Я хотел есть. Но ваша дверь закрылась для меня.
Subscribe

  • Семь колец безумным эльфам

    Каждому, кому интересно исследовать причины величайшей катастрофы 20 века эти три книги надо читать параллельно : "История одного немца" Себастьяна…

  • Кое-что о силе ландшафтов

    Любопытно, а вот та речка, в которой братец Смеагола Деагол нашел То Самое Кольцо, она куда текла, к какому морю? И главное, не пролегало ли ее русло…

  • (no subject)

    Мне кажется каким-то детским этот наивный обычай дурачить во что бы то ни стало в этот день, казалось бы, взрослые же люди. Так что мы так делать не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments