division___bell (division___bell) wrote,
division___bell
division___bell

Categories:
Успенский безусловно велик, он чувствует и воспринимает математику эстетически, для него это одна из форм поэзии..точнее, чувствовАл и воспринимАл- увы..((( но в категориях вечности принято говорить в текущем времени. Но мы сейчас не о его знаменитой "Апологии математики", его воспоминания ничуть не менее увлекательны:

Году этак в 70-м или в самом конце 60-х в Институте физических проблем Академии наук происходит очередное заседание знаменитого семинара П. Л. Капицы --- по-видимому, главного физического семинара Москвы. Идёт обсуждение новой физической теории, предложенной Я. Б. Зельдовичем. Многим эта теория кажется весьма спорной или просто неверной3. Зельдович яростно защищается. И в это время чуть ли не непосредственно в зал заседания вносят письмо от Вернера Гейзенберга, великого немецкого физика, одного из создателей квантовой механики. В письме сообщается, что до Гейзенберга дошли сведения о теории Зельдовича и что он, Гейзенберг, находит её не только весьма интересной, но и совершенно верной. В письме содержится уверенность в блестящем будущем теории.

По свидетельству очевидцев, письмо произвело сильное впечатление на всех присутствующих --- но прежде всего на самого Зельдовича. Он разве что не прыгал от радости. Потрясая письмом, он кричал, что истина всегда пробьёт себе дорогу и найдёт поддержку у тех светлых умов, которые в состоянии её воспринять. И тут из последних рядов амфитеатра раздался тихий голос Аркадия Бейнусовича Мигдала. Он попросил прочесть подряд первые буквы в каждой строке письма --- так, как читают акростих. Почему-то получилось "VY VSE DURAKI". Невозможно передать, что было с Зельдовичем, только что пережившим свой звёздный час. Подобный звёздный час пережил, как известно, Том Сойер, когда он, в присутствии великого человека --- окружного судьи и под завистливые взгляды соучеников, получил из рук директора школы награду за знание Библии (читатель помнит, что награда полагалась тому, кто предъявит должное количество поощрительных цветных билетов, выдаваемых за выученные наизусть стихи Библии, и что Том сумел приобрести эти билеты, выменяв их у других мальчиков). Нелёгкая дернула судью спросить у Тома имена первых двух учеников Христа, и Том ответил: "Давид и Голиаф". Рассказав об этом душераздирающем эпизоде в четвёртой главе « Приключений Тома Сойера», Марк Твен завершил главу словами: Из сострадания опустим занавес над концом этой сцены. Так же поступим и мы.
Subscribe

  • (no subject)

    ВДНХ это такое немного мистическое, но достоверное зеркало коллективного национального бессознательного. Территория, подобная Трое, которая содержит…

  • (no subject)

    Где-то у Зельдовича в воспоминаниях встретился эпизод, как испытывали в Керчи прототипы РДС-1. Сферическая форма заряда вынуждала применять…

  • (no subject)

    Тут у нас "сенатор" Пушков на говношоу у другого пропагандона Соловьева разразился очередной патриотической истерикой: «Путин выделил триллион…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments