division___bell (division___bell) wrote,
division___bell
division___bell

Угол атаки

альтиметр 1 700 вертикальная 20 горизонтальная 300 угол 10..альтиметр 1 600 вертикальная 40, горизонтальная 200, угол 15,альтиметр 1 500 вертикальная 60 горизонтальная 150 угол 18,
альтиметр 1 200 вертикаль- 80 горизонт сотня угол 20..
1 100… 1000… 900..800 угол 20.. 25!.. 30!! ПРЫГАЙ!!!


Ботинки ударили в песок, лязгнули зубы, а сверху алым коконом накрыл купол. Какое то- время Майкл выпутывался из строп, запутался, споткнулся, поднялся, снова упал и снова вскочил, наконец, отплёвываясь, выбрался из под парашюта под синеву марсианского неба, оставляя на жёлтом песке такие же алые, как и купол, кляксы кровавых плевков.
Весь рот был полон крови. Когда он успел так прикусить язык, он не помнил. Не до того было.
Стоя с открытым ртом, сжимая в руке шлем (он даже не заметил, когда успел стянуть с себя ) весь потный и взлохмаченный, тяжело дыша, Майкл пялился туда, где в нескольких сотнях метрах, за холмом, покрытым фиолетовой россыпью вереска, тихо потрескивая догорали остатки его шаттла.

Не может быть. Вот так просто-напросто не бывает. Машины этого класса были надёжны, как полётные часы и не отказывали никогда. За все десять лет, прошедших с начала колонизации была зарегистрирована буквально пара-тройка незначительных отказов шаттлов, доставлявших груз с орбитальных станций в города Марса, и ни один из этих случаев не был фатальным. А тут..
Майкл помнил, как на двух тысячах челнок вдруг стал задирать нос. Впереди внизу уже были видны посадочные огни Танжера, уже прошли сигнальные отметки Ред-Рейла, под ним знакомым изгибом серебрилось русло Новой Амазонки как вдруг привычная глазу картинка дисплеев и указателей взорвалась тысячью аварийных сигналов. Он даже не успел понять, почему это произошло.
Помнил, как моментально отключил автопилот. Помнил, как пытался погасить стремительно нарастающий и грозящий оказаться смертельным угол атаки.. Помнил, как уже на последних секундах работал тягой движков и воздушными тормозами. Помнил, как в глазах стало темнеть от растущей перегрузки и как он уже на восьмистах метрах, теряя сознание от 12 G, рвал чеку катапульты. Потом был взрыв пиропатронов, отстреливающих фонарь, был удар снизу и в лицо, под ним мелькнул, проваливаясь вниз киль челнока, а спустя секунду над головой раздался хлопок и распахнулось полотнище алого щёлка.. И вокруг наступила тишина

И сейчас, стоя под голубым небом Марса, он не слышал ничего, кроме шума в голове и своего дыхания. Вокруг раскинулась сама безмятежность. Диск солнца почти в зените, насколько хватает глаз – до самого горизонта, сплошь фиолетовые россыпи цветущего вереска и песок.
Майкл повертелся вокруг, пытаясь найти глазами хоть один ориентир.. Ничего. Видимо, до Танжера оставалось миль сто, сто пятьдесят, и с такого расстояния башни города ещё не видны..
Мысль о том, сколько ему придется топать, ввернула его к жизни, вырвав из молчаливого ступора в котором он завис, разглядывая место, где ещё дымилось нечто, что ещё совсем недавно было его челноком

- Ну надо же!!! Гадство какое!!!!!- с размаху брошенный на песок шлем отскочил и покатился, поблескивая на солнце серебряными боками..
Мало того, что он угробил сорок тонн какого-то бесценного оборудования (кажется, по накладной это были запчасти для бурильной установки плюс ещё какое-то железо для обогатительной фабрики.. центрифуга, что ли? А, уже неважно, в конце концов), мало того, что теперь придется потратить чертову уйму времени на написание объяснительных и прочую бумажную волокиту.. Мало того, что скорее всего, его квартальные премиальные теперь горят тем же цветом, что и его челнок… Так нет же!!
Теперь или сиди тут один, посреди вереска и пчёл и жди, пока тебя подберут или топай по этой пустыни, обливаясь потом, добрую сотню миль, если не больше. А ждать -это сколько?
Майкл ещё раз оглянулся по сторонам, словно в надежде найти ответ.. Позади него безбрежную синеву неба рассекала белая и рваная, словно прочерк молнии, полоса реверсионного следа, и обрывалась как раз над тем холмом, из-за которого прощальным салютом торчал искореженный хвост его шаттла. Так, прикинем. С момента, как он пропал с радаров Ред-Рейла прошло минут десять- пятнадцать по ощущениям.. не больше. Здесь он ннну..- Майкл снова сплюнул сгусток крови- скажем, тоже, от силы минут двадцать..

Пока диспетчера Ред-Рейла проверят все каналы, пока убедятся, что ни на одном из эшелонов нет его засветки.. пока свяжутся с башней Танжера.. Как раз те самые сорок минут и набегут. Потом ребята из спасслужбы .. Пока они раскрутят свои турбины, пока взлетят- ещё минут десять, это не много. Но вот район поиска..
Майкл прикинул в уме площадь квадрата, в котором будут его искать.. Вообщем, получается, что при хорошем раскладе куковать ему тут около часа, а при плохом – он взглянул на часы – при плохом может так и статься, что до него доберутся только к вечеру.

Мысль о том, что ему может придется просидеть тут пол- дня ничуть не радовала, хотя альтернатива топать черте сколько по открытым небом тоже, оптимизмом не отличалась: солнце давило уже вовсю, а среди этой бескрайней пустыни не то, что тени от дерева- захудалого кустарника не найти. Майкл летал по этому маршруту почти семь лет, и прекрасно знал этот район.
Все сады, которые успели засадить, все лесополосы, которые успели вырастить- все это зелёное богатство было там, к северу от Танжера, вокруг которого паутиной раскинулась сеть городов- спутников. Здесь же.. ну разве что вдоль прибрежной линии Новой Амазонки может, что то и успело вырасти, но русло пролегало изрядно в стороне. Что ж.. значит, будем ждать здесь.

Сперва Майкл аккуратно расстелил скомканный при посадке купол. Круг ярко-алого шёлка резко выделялся на фоне желтого песка и фиолетовых вересковых россыпей, с воздуха это будет очень заметно.
Так. Теперь надо позаботиться и о себе. Сброшенная серебряная оболочка лётного комбинезона свернулась на песке шкуркой какого-то неведомого животного. Майкл даже усмехнулся от пришедшего в голову сравнения: будто бы он из неё вылупился. Или полинял. Во всяком случае, так стало гораздо легче и он с наслаждением ощутил, как появившейся ветерок высушивает потную футболку.
Может, ещё и джинсы скинуть?- Майкл снова сплюнул красным. - А что? Загорать, так загорать! Хотя.. Он представил себе лица спасателей, которые обнаружат его, раскинувшегося в неглиже на марсианском песке, словно он на курорте, а не на месте катастрофы, в которой ухнуло оборудования на несколько сот тысяч долларов, так на минуточку.

При мысли о том, сколько ему предстоит теперь объясняться, стало кисло. Майкл сел на песок, пошарил по карманам, вытащил помятую пачку Лаки Страйк и блестящий прямоугольник безотказной «Зиппо». Чиркнул кремнием о джинсы и блаженно затянулся дымом.
Ладно, черт с ними- со всеми этими проблемами.. они будут конечно, но будут потом. А сейчас.. а сейчас можно получать удовольствие хотя бы от того, что он остался жив. Майкл медленно выпустил струю дыма.. Черт возьми, что же всё таки произошло ? Он стал заново прогонять в уме всю последовательность событий, которое успело записать его подсознание, считывая показания дисплеев, пока он работал
Так.. скорость.. высота.. угловая.. курс.. закрылки.. элероны.. Ветер? Какой был боковой ветер?

Машинально он набрал левой рукой полную пригоршню марсианского песка, и, подняв руку на высоту лица, медленно разжал пальцы.

Песок заструился вниз, но, не долетев до поверхности, был подхвачен волной теплого ветра, которая понесла его вперёд . Майкл проследил глазами за направлением. Песок, вопреки ожиданиям, не опустился и не был развеян. Где то в полуторах- двух метрах от Майкла образовался небольшой вихрь из песка, который так и остался висеть в воздухе, формируясь в какие-то странные очертания

-Прикольно!! – Майкл набрал новую пригоршню и проделал тот же опыт. И снова ветер подхватил песок, и снова закружил его в вихре, и снова ему показалось, что перед ним формируется очертание какой-то фигуры.. Будто бы.. Будто- бы.. Майкл понял, на что это похоже. Словно мокрого человека-невидимку посыпали песком, и очертания налипших песчинок проявляет его контур.
Поднявшись на ноги, Майкл загрёб обеими ладонями столько песка, сколько мог. Затем поднял перед глазами и, не отрывая взгляда от того, что кружилось перед ним, медленно разжал ладони. Песок тут же устремился вперёд и «налип» на непонятную фигуру невидимки.. В голове Майкла едва успела возникнуть утешающая мысль о том, насколько причудливы бывают воздушные потоки, как фигура из песка зашевелилась..
Майкл почувствовал, как у него отвисает челюсть. Машинально он попятился назад, и в этот момент «оболочка»из песка лопнула и рассыпалась и из неё, как из кокона ему навстречу шагнуло Нечто. Что-то, что по форме походило на человека, но не имело ни цвета, ни очертаний. Будто бы фигура из воздуха, который уплотнился и колеблется, как игрушка на пружине, переливаясь внутри себя вслед восходящим потокам и ветру.

Не бойся- в голове Майкла зазвучал голос и Майкл был уверен, что этот «голос» принадлежит тому, что сейчас переливается перед ним – Мы не причиним тебе зла. Мы хотим поговорить

-Ммммммы? Кто это «мы?»- выдавил из себя Майкл и тут же понял, насколько идиотски прозвучал его вопрос. Будто бы сам факт появления этого «существа» прямо из воздуха его поразил куда меньше, чем то, что оно заявило о себе во множественном числе


- нас здесь много - снова прозвучало в голове- просто ты нас не видишь. Мы пришли поблагодарить вас.

- Кто вы? За что благодарить? – Майкл уже успел справиться с собой и быстро вынул прилипшую к уголку рта сигарету, стараясь украдкой за спиной откинуть её как можно незаметнее

- Нас нет. Мы - это память тех, кто жил раньше. Мы те, кто исчез из жизни несколько миллионов лет назад, когда погиб этот мир. Мы духи прошлого мира. И мы хотим вручить вам подарок

Где-то на заднем плане у Майкла мелькнула мысль о том, почему он умудрился сохранить часть спокойствия и не спятить от удивления . Наверное, подсознательно он всё-таки хотел верить в то, что марсиане существуют.. несмотря на то, что раньше пренебрежительно относился к разного рода легендам, считая их пустой болтовнёй и типичным фольклором поселенцев.

- Подарок? За что? Какой подарок ?

- Этот мир был мёртв. Он был мёртв сотни миллионов лет. Он погиб вместе с нами
Теперь пришли вы. Вы растопили льды, и напоили кислородом атмосферу. Мир стал оттаивать. Потекли реки, неся живительную влагу по иссохшим руслам каналов, некогда проложенных нами. Дожди вновь наполнили пересохшие моря. Марс стал теплеть, наполняясь жизнью. Вы посадили сосновые леса и укротили песчаные бури. Вместе с влагой в мир пришло тепло. Жизнь снова возродилась и забурлила в этом замёрзшем мире. Вместе с теплом вы принесли то, чем некогда обладали и те, кто жил здесь. То, что они оставили после себя. Этот мир был наполнен тем, что они чувствовали, когда были живы. Теперь мы не можем чувствовать сами: у нас нет тел, они разрушены. Но мы узнали то, что чувствуете вы . Мы заглядывали в ваши души . Мы согревались вашими воспоминаниями. Мы были с вами, пока вы строили города поверх наших кладбищ и прокладывали дороги по останкам наших городов . Мы читали ваши мысли, когда вы взрывали холмы и бурили скважины. Мы грелись вашими воспоминаниями, когда вы спали в своих домах, построенных заново на месте наших озёр.. И мы пришли вручить вам подарок

- Как же вы собираетесь нам что-то вручить, если вас нет ? Вы же призраки, вас не существует?

- Ты прав. У нас нет тел, и мы не можем принять форму. Но мы можем видеть то, что вы чувствуете, и мы греемся этим. Мы узнали вас и мы научились запоминать ваши чувства, как вода запоминает свое русло. Мы можем усиливать их, как вода расширяет русло реки. Мы можем помочь вам чувствовать все то, что вы чувствуете, только сильнее. Во много раз сильнее. Вот наш подарок. Подарок вам за то, что вы согрели мир. Ты принимаешь его?

Майкл понял, что сейчас ему предлагают что-то, с чем он не знает, как поступить

- Сильнее? Зачем сильнее? Для чего это?

Разве не прекрасно заново пережить то, что доставляет счастье ? Мы читали ваши воспоминания. Мы видели, как вы скучаете по тому ,что у вас когда то было, и мы хотим помочь вам заново пережить то, что когда то было ярким и сильным, а теперь поблекло во времени, от чего остались только воспоминания
Мы видели, как там, внутри себя вы по прежнему тоскуете по счастью от вкуса мороженного, стекающим по вашему детскому подбородку .
По запаху страниц любимой книги, которую вы перечитывали до дыр под одеялом с фонариком
По восторгу от впервые почувствованного поцелуя на губах, и от пузырьков впервые попробованного шампанского.
С нашим Подарком вы можете заново пережить самые сильные моменты своего счастья- а мы будем греться этим. Попробуешь?

-Майкл ошарашено молчал. Ему предлагают то, о чем он никогда и не думал и что не понятно, зачем ему нужно. Но с другой стороны – подарок ведь даровой. Почему бы и не попробовать в конце концов ? Потом будет, что ребятам рассказать

-Хорошо. Что я должен делать ?

Ты должен вспомнить. Вспомнить то, что тебя обрадовало когда то больше всего. Вспомнить свое самое яркое счастливое событие. А мы поможем тебе его вновь ощутить с утроенной силой. Если ты готов, закрой глаза и вспоминай

Майкл опустил веки. Вспомнить самое счастливое событие? Бог ты мой, да он даже и забыл, как оно выглядит, это счастье. Когда же он был в последний раз счастлив по-настоящему ? Тогда, когда сбылась его мечта и он поступил в училище ? Нет, не то. Он знал, что обязательно поступит. Тогда, когда впервые посадил свой первый шаттл на Марс ? Нет, до этого он летал стажером в кресле второго пилота, и эти переживания были ему знакомы, он уже был готов к ним. Тогда, когда они с Джейн закрыли последний взнос по кредиту за дом ? Да, они конечно, были счастливы и закатили приличную вечеринку, но.. это все не то.. Стоп. Джейн! Майкл вцепился в этот образ- воспоминание и начал раскручивать ленту памяти назад. Конечно же, он был счастлив, по настоящему счастлив тогда, когда он познакомился с Джейн.. Нет, раньше! Вспомнил! Он вспомнил! Тогда, когда он, зелёный курсант-салага первый раз по-настоящему дрался из-за Джейн с тем верзилой, который был на последнем курсе. Он выиграл тогда этот бой. Майкл вспомнил, отчетливо вспомнил тот момент: и пустой спортзал, в котором собрались все два курса. И крики с обоих сторон, и сам бой, как он бил и получал удары, как отбивался и сам нападал.. Вспомнил, как бешено колотилось сердце, готовое вырваться из груди, вспомнил тот восторг, который он почувствовал когда победил, уже почти в полусознательном состоянии, еле держась на ногах и с залитыми потом и кровью лицом. Да, это было здорово!!

И вдруг, в этот самый момент Майкл ощутил, как какая-то волна внутри него снова вынесла его на вершину того ощущения. Он снова буквально почувствовал запах свежеокрашенных досок пола спортзала, снова услышал эти крики восторга его однокурсников, снова у него бешено колотилось сердце- как тогда после боя, когда оно гнало по венам литры его крови, наполненной адреналином. Все быстрее и быстрее.. Ещё быстрее.. Ещё.. ещё! Ещё!!!!!! Тот самый бешенный стук сердца в ушах.. Сильнее, ещё сильнее, ещё!! Майкл почувствовал, как он задыхается. Сначала он хотел прокричать «хватит!» но в легких уже не было место для того, что бы набрать воздуха и крикнуть. Он замахал руками. Сердце стучало уже как пулемёт. Дышать было нечем, он задыхался, в глазах потемнело. Майкл схватился одной рукой за горло, второй попытался замахать, но потерял равновесие и упал на одно колено. Из его груди вырвался не то хрип, не то визг. Он уже ничего не видел, он только чувствовал, как его сердце несется , ускоряя ритм на встречу своей смерти. Изо -рта вытекла капля чёрной крови и поползла по шее. Через секунду его сердце взорвалось, и он рухнул лицом в песок

-Ну что там, Джон? – руководитель спасательной группы выжидающе смотрел на медика, только что закончившего осмотр тела Майкла, и уже снимающего резиновые перчатки

- Можно что-нибудь сказать?

- Точно не поручусь, Дик. Все покажет вскрытие. Но похоже, что у парня не выдержало сердце. Наверное, это от перегрузки.

Tags: Марсианские хроники -2
Subscribe

  • Последний день в Раю

    Когда пришла эта новость, мы не могли в неё поверить так же, как человек не верит сообщению о своей смертельной болезни. Это ошибка, такого…

  • Ты отлично справился, масай: прикончил их всех, кроме Рипли и кота.

    Это - Боладжи Бадеджо, человек, ставший Чужим. Боладжи родился в Нигерии, и отроду был масай - потомок одного из самых воинственных и архаичных…

  • (no subject)

    Екатерина Шульман : Радио BusinessFM успело вчера меня спросить, является ли один неудачный опыт главного редактора одного журнала в одной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Последний день в Раю

    Когда пришла эта новость, мы не могли в неё поверить так же, как человек не верит сообщению о своей смертельной болезни. Это ошибка, такого…

  • Ты отлично справился, масай: прикончил их всех, кроме Рипли и кота.

    Это - Боладжи Бадеджо, человек, ставший Чужим. Боладжи родился в Нигерии, и отроду был масай - потомок одного из самых воинственных и архаичных…

  • (no subject)

    Екатерина Шульман : Радио BusinessFM успело вчера меня спросить, является ли один неудачный опыт главного редактора одного журнала в одной…