March 18th, 2007

Самонадеянность ценой в шесть человеческих жизней

В Самаре разбились UtAir. Шесть трупов.
Якобы отказ курсо-глиссадной системы.
Опять поднялся крик о том, что Ту -134 пора выводить из эксплуатации, это рухлядь, мля на чем летаем и тд

Ту-134 старая, но ПРЕКРАСНАЯ машина. С офигительным ресурсом жизнеобеспечения. С тройным дублированием ВСЕХ ОСНОВНЫХ систем. Я на ней летаю почти каждую неделю, и пару раз (давно, правда) мне посчастливилось прокатиться в кабине пилотов ( ещё до 2000 года, когда не было такой паники с безопасностью, я подобные трюки проделывал раз пять - шесть:)) ОООчень интересно!

Если у них глиссада отказала, там ещё минимум три прибора, позволяющих определить курс как по высоте так и по удалению. ТРИ!
Они садились в тумане, с нулевой видимостью. Капитан в последний момент дал взлетный режим, пытался уйти на второй круг. Хоть что то успел сделать. Если бы не это решение, они бы воткнулись в землю по полной, тогда бы там уже никого не осталось.

теперь для тех, кто очень любит винить во всем проклятых владельцев авиакомпаний.

Люди, запомните раз и навсегда: в полете НИКТО ( кроме диспетчера) не может давать распоряжения капитану. Он и только он один, может принимать решения- совершать ли посадку или уйти на другой порт, вылетать ли вообще или заглушить движки и ждать благоприятной метеосводки. Он и никто другой.

В данном случае - это 100% ошибка капитана. Не хрен было садиться, если ты земли в упор не видишь

АПД. Вот слова Муратова (Борт-инженера экипажа):

"Я не могу сказать, что это рухлядь. Вообще на самолет Ту-134, я так полагаю, так говорить очень кощунственно. Самолет летает более 20 лет. И это очень надежно. Естественно, имеет свои какие-то недостатки, как большой шум или повышенный расход топлива. В большинстве своем очень надежный самолет, очень хороший

Я никак не мог ожидать, что такое может случиться.. Я приношу извинения, свои извинения... родственникам погибших. Пусть поверят, что мы пытались сделать все возможное. Никто не хотел никого убивать..."

(no subject)

Закат разбился в кровь о зеркала застывших окон верхних этажей и те захлёбываются, давясь и глотая, тягучим красным маревом, обезумевши уставясь в распоротое небо