October 12th, 2007

(no subject)

"Первый человек" Камю -совершенно неожиданное открытие. Каждая строчка - как противоядие, растворяющее окружающую реальность и рассасывающее, как спайки, связи тебя с текущим временем, перенося фокус ощущений в тот мир, мир воссозданный им из самого себя, из своего прошлого, и раскрывающийся перед глазами картинами полёта .. "над облаками" ( да да- да: тот фильм с одноименным названием Антониони- словно вторая часть этой книги, настолько схожи способы передачи)

и под тобой разворачиваются жаркие дворики предвоенного Алжира, кипящие, как тропические воды, всеми красками Жизни.. и эти жизни, прожитые в этих двориках и запертые в нищете как в "цитадели, у которой нет подъемного моста" (с), столь же убогие по своей форме, сколь и наполненные Вкусом жизни.. с привкусом запекшийся от жары крови на губах ..

Текст не читается, а пьётся. Как сангрия.
С перцем.
*****
Первый первый первый снег.. белые мухи смерти. Ещё не успевающие долететь до земли, но уже видимы с высоты

осенью гораздо проще спрятать свои воспоминания за листопадом, разбросав отдельные картины памяти в мелькающем жёлто-красном вихре..

Зима бросает тебя на белое полотно снега, как на белый фон в фотомастерской перед объективом, от которого не укрыться и не сбежать. Зимой всё концентрируется, становится явным и резким, как цепочка следов на снегу
Зима- время остервенелого выживания