October 28th, 2007

(no subject)

как-то странно повелось .. с какого-то глубинного детства. "просто всё с самого начала пошло вкривь и вкось, а потом так и не остановилось" (с)
Синий огонь и боль- всегда в связке, всегда одно за другим. Синий цвет вообще сказочный сам по себе, но это ещё и маркер, маяк исчезновения, прекращения, забытья

Боль тогда была дикая. Голову разносило на тысячу кусков, "стреляющее" больное ухо в детстве- по ощущениям примерно тоже самое, что острый пульпит в осознанном возрасте. Перед глазами был даже не огонь, а расплавленное нечто белого, как эпицентр ядерного взрыва, света, который заливал и плавил в нестерпимой боли все клеточки тела. Откуда то из-за этого белого марева сперва в фоне, а потом все ближе и ближе - стал приближаться и наплывать синий свет. Боль исчезала как вода, просачиваясь через плотный песок: медленно, но неотвратимо. Пока наконец все поле, освободившееся от боли не залил сплошной синий свет. Тёплый по ощущению на коже и холодный по восприятию одновременно. Он нёс избавление.
Лампа. Раньше были такие медицинские ультрафиолетовые лампы, которыми грели детей, за неимением более радикальных средств лечения.. И помогало
Потом..через несколько лет.. Уже перед самой больницей, когда нахлынуло отчаяние и обида: как же так, вот же завтра буквально новый год, вот пахнущая хвоя ели, под лапами которой Дед Мороз спрячет свои подарки но уже не для меня, меня увозят в больницу и не будет этого праздника, пропитанного запахом мандаринов и ожиданием Чуда - перед глазами закружился Синий Шар с большой белой снежинкой.. Он затягивал в себя , опрокидывал в зазеркалье синей сферы где.. ну-ка ну-ка, посмотрим: что там.. там же что-то точно есть, по ту сторону синего стекла! В такой глубине не может ничего не быть, надо только всмотреться.. Все обиды и слезы высыхали перед лицом таинственной холодной глубины, манящей и зовущей в себя

Ночь, пустой перрон вокзала.. где то между Кременчугом и Одессой. Забинтованная рука, джинсы в чёрных каплях запекшейся крови... Где я, в каком городе, и главное, куда мне сейчас? я уже не помнил, как и не помнил, как оказался здесь.. Вокруг ни души, только серые пятна патруля ментов, от которого надо как можно быстрее оказаться подальше. Пахнущие мазутом железнодорожные пути, а рядом, через каждые 50 метров - синие огоньки выходных светофоров. Сбросил рюкзак, спрыгнул на пути, пошёл на этот синий свет, как на ориентир, который надо удержать в поле зрения.. Когда горизонт уже накренился, последнее, на что отреагировало сознание: синий свет перед глазами и бас путевого обходчика над ухом "эй парень, что с тобой?!" Синий свет и забытье

Ночью в лесу был листопад. Вытянув руки, я пытаюсь поймать общий такт этого безмолвного вальса. В ногу тыкается нос пса. Я присаживаюсь на корточки, протягивая ему пустую руку : увы, приятель, мне нечем тебя угостить.
Пес обнюхивает перчатку, недовольно фыркает на прокуренную кожу и исчезает в темноте. Как раз туда, где под елями один за другим загораются синие огни

(no subject)

на площади перед ВДНХ столпотворение. Плотный круг-кольцо из пап/мам, держащих за руки своих детей, восторженно наблюдающих за тем, что происходит в центре круга. К этому кругу добавляются новые потоки родителей и детей, круг-кольцо становится плотнее, разрастается, а снаружи в него притягиваются, как опилки магнитом, все новые пары взрослых и детей

В центре круга продавцы механических игрушек выставили на грязный и заплеванный площадной асфальт свой товар- Механических кукол.

Серый ослик танцует, стоя на задних лапах, машет копытцами плюшевая корова, вся в розовом Мальвина вращает бёдрами несуществующий хула-хуп, огоньки на её широкополой шляпе мигают, как гирлянда, американский джи-ай ползёт по-пластунски, мужественно целясь из пластмассовой миниатюрной М-15 куда то под ноги детей.
Зачарованные этим мельтешащим механическим мерцанием дети смотрят, забыв закрыть рты. Уставшие родители даже не пытаются их увести, понимая, насколько это бесполезно. В сущности, взрослые даже рады этим неожиданным механическим няням. Их детей развлекают, им самим напрягаться уже не обязательно

погаси свет в павильоне и расстреляй все игрушки