May 23rd, 2014

Ingen kunde röra oss

Jag joggade 1км nattliga skog och jag tänker att är skojig! Jag simmade i nattliga frigid sjö och jag mådde som en prins och jag tänker det är förtrollning!!
Det är att fantastiskt och jag som och som att jag känna sig glädjande och lycklig bli allena ???

Jag är allena och sanningen att säga har jag ingen lust att åka. Mig generar att det så kan det gå ((((((

Det är fantastiskt att mig angenäma blir allena (((Den är sanning

Jag tänker om att en sorglig historia? Vi tänker om det att rätt? Jag inte tänker om att det rätt, jag känna på sig
som orsakar glädje!



(no subject)

Мониторинг сайта театра Вахтангова не оставляет никаких надежд на случайный выброс билета, как я и предполагал. С вероятностью, близкой к единице можно уже констатировать, что на "Крик Лангусты" я и в этот раз не попаду. И вообще неизвестно когда попаду.

А все из-за этого сакрального числа "60". Похоже, что "60" -это такой мистический параметр самой Надежности и Незыблемости для Москвы. Вот сколько я не был в больших залах и никогда не было такого, ну просто ни разу, чтобы хоть у кого-то да не зазвонил телефон. Не существует исключений, и это не зависит ни от погоды, ни от текущий цен на нефть и курса доллара, ни от самого спектакля.
В большом зале даже при самом аншлаговом спектакле всегда можно найти место. И это тоже, не зависит ровным счетом ни от чего. Это просто статистическая данность: обязательно кто-то заболеет, опоздает, забудет или по какой-либо иной причине не попадет в театр, и если быть расторопным- то образовавшуюся в планах мироздания дырку можно успеть заполнить собой.

Но все меняется, если мы попадаем в мир "60". В зале на 60 мест никогда не зазвонит телефон. В зале на 60 мест никогда не окажется свободного места. Все 60 человек, купивших билет, обязательно придут на спектакль, даже если им ради этого придеться восстать из гроба. Человек, купивший билет на спектакль в зале на 60 мест покупает гарантию безопасности и незыблемости. Купить билет в зал на 60 мест это все равно, что получить расписку от Бога: теперь ты совершенно точно не заболеешь, тебя не задавит машина и не съест соседская собака, отныне тебе вообще все по фигу, и до спектакля ты- бессмертный!

(no subject)

Ыбть. Читаю анонс спектакля "Конец игры" театра "Около" и понимаю, что я ничего не понимаю. Как? Вот как можно ставить Беккета? Стоппард и Беккет вообще принципиально не театральные авторы в том смысле, что делать спектакли по их пьесам это надо я не знаю кем быть. Хотя ответ на этот вопрос лежит в плоскости ответа на другой вопрос: а кем надо быть, чтобы вот это смотреть?

Экзистенциальный театр это чертовски опасная штука в том смысле, что у него отсутствует скелет, который может удержать на себе тот контекст, в который и приглашается зритель. Театр - это всегда движуха, это прежде всего язык действий, любой спектакль "пишется" на языке действий, разгадывать причину, мотивацию которых мы туда и приходим, а больше и не за чем, по сути
Но у Беккета нет действий! Его условные герои ни черта не делают, в восприятии их вообще как-бы не существует, и нет никаких причин для того, чтобы начать в них верить. Никто ничего не делает, и никто никуда в итоге не приходит. В этих пьесах нет сюжета, это в чистом виде исследовательское погружение в архетипы страхов. Беккет всю жизнь носил в себе страхи. Это коллекционер страхов: у нас только отменные, самые отборные страхи! Лучшие в мире, если найдете где-то страх пострашнее мы вернем вам деньги.
За такую формулировку по идее полагается рожу бить: если нет того, кто чувствует (страх) - то как может существовать страх отдельно, сам по себе? И вот тут, собственно, начинается Бездна. Поскольку за секунду до того, как произнести этот вопрос ты понимаешь, что уже знаешь ответ. В тебе. На сцене ничего нет, ты сам сцена, и страхи- твои. Добро пожаловать в мир внутреннего ада, устраивайтесь поудобнее, мы сейчас начинаем.