November 20th, 2014

и снова о Корчаке, но с другого ракурса

Вынесу отдельно эту тему из разговора о Корчаке.

Любые разговоры о формах ксенофобии мне не интересны, потому что а ну что обсуждать и так все понятно. Достаточно мельком посмотреть: в какой адовый зверинец превратилось то, что в РФ ещё недавно было каким-никаким, но гражданским обществом. Для меня гораздо интереснее другое.
Меня не отпускает этот вопрос, я хочу его догрызть. О вкусах и вере не спорят, я понимаю, но поговорить можно. Когда я спрашивал "почему после Треблинки существует христианство?" я был неточен, правильнее было бы спросить: почему оно существует после Корчака?
Как по моей оценке поступок Корчака это больше, чем подвиг. Это затасканное слово сюда даже не лезет. То, что произошло -это явление мирового масштаба, очень сильно недооцененное, как на мой взгляд
Януш Корчак своим поступком не мог спасти жизни, он сделал большее: он разделил с детьми их ужас, отказавшись бросить их одних наедине с их переживаниями. Ценность и важность человеческих чувств для него являлась не меньшей, а даже бОльшей ценностью, чем сама жизнь. Что логично, как на мой взгляд

Так вот это ровно то самое, что напрочь отсутствует в христианстве. Я совершенно не понимаю логики/легитимности? непротиворечивости? религиозной системы, предложенной миру в Иудее после событий на Голгофе

Бог является в мир и выдвигает одно-единственное условие: вера в него самого (все остальные заповеди второстепенны и скорее относятся к сфере действий уголовного кодекса, и давным-давно ещё до Христа были прописаны во множестве соответствующих статутов, полностью относящихся к сфере правового поля, никакой сакральности)
Хорошо, а что означает эта вера? Что за ней стоит? Бог- это кто? А это условие получения бессмертия после смерти. Окей, тоже ценность, не поспоришь. Но тут отсутствует одно дополнение. А как может быть вечная жизнь при отсутствии текущей? Вернее, не отсутствии, а её ничтожности? То, что происходит здесь и сейчас с точки зрения христианства не имеет никакого отношения к жизни последующей, вечной - при оговорке, что не будут нарушены граничные условия, нарушение которых делает невозможным получение бессмертия

И вот тут получается (для меня) тот самый парадокс, который я не могу понять. Христианство постулирует роль Божества как старшую роль по отношению к человечеству. Отец небесный, у которого все посчитано и который все видит и знает, а на Земле его дети, послушание которых является для Отца безусловной само ценностью. Т.е. тут мы имеем дело с некой авторитетной, по отношению к человеку, личностью

И при этом эту самую личность абсолютно не интересует собственно жизнь души. Человеческая психика в принципе не рассматривается как что-нибудь ценное и значимое. Бог - тот, кто является Старшим по отношению к своим детям -является людям и при этом не делает даже попытки показать человекам, насколько важно принимать свои чувства, уметь с ними обращаться, уметь принимать себя, уметь управлять своими чувствами и переживаниями

Вместо того, чтобы показать путь к полноте жизни, путь к созданию самого себя и конструированию своей жизни как сознательному и сверх-ценному процессу, имеющего грандиозные последствия, христианский бог ведет себя как обыкновенный ригидный человек- он создает целую школу бегства от реальности, исключающую встречу человека с самим собой. Он не является Старшим, хотя и неоднократно заявляет об этом своем статусе - но на словах, а на деле? Разве Старший оставит ребенка наедине со своими переживаниями? Он приносит себя в жертву. Якобы для того, чтобы остальные люди получили свободу ( от греха)
При этом бог - а если это бог, то он прекрасно понимает ситуацию- не объясняет людям, а для чего нужна эта свобода? Что, собственно, с ней делать? Без этого понимания акт жертвенности превращается в свою противоположность, перенеся на паству часть вины за происшедшее

Жертва. Вина. Бегство - это то, что получает человечество. Как-то трудно назвать эти качества способствующие личной свободе, скорее так себя ведет незрелый родитель в манипуляциях с ребенком, заставляя того испытывать вину за то, чего он(ребенок) не совершал

В христианстве отсутствует тот ключевой момент, который принес в мир Корчак. Для Януша человеческие чувства и опыт их переживания неотделимы от жизни и нет ничего важнее этого, поскольку они и создают саму жизнь. И как на мой взгляд, жертва Корчака гораздо страшнее и гораздо ценнее для жизни, чем жертва Христа( очень надеюсь не обидеть верующих своей точкой зрения) : она не переносит часть вины на других (я не могу чувствовать себя виноватым за то, что совершали нацисты ) и в то же время показывает собой насколько ценно то, из-за чего она была совершена. Что может быть ценнее этого я пока представить не могу