October 29th, 2015

(no subject)

Другой Театр» – это «дочерний» проект театра «Квартет И», решившего заняться продвижением на сцену новой (преимущественно – российской) драматургии в постановке талантливых молодых режиссеров и в исполнении нового поколения артистов. Почему? Основатели «Квартета» сделали вывод: зритель, приходя в театр, хочет видеть на сцене – себя; он хочет, чтобы спектакли были не про кого-то, а «про него». Иными словами, зритель хочет смотреть современную пьесу, написанную живым сегодняшним языком на актуальные и даже злободневные темы.

Каким местом основатели «Квартета» сделали такой вывод? И что значит "спектакль про кого-то" ? Я не понимаю выражения "спектакль про". Спектакль про Гамлета или про адюльтер? А "Мадам Кураж" это про маркитантку или про войнушку?

Я открою "основателям" потрясающий секрет: структура человеческой личности не описывается в терминах "я - не я", и эмпатия к персонажам возникает совсем не по факту "схожести".


И никакая, пусть даже блистательно поставленная, классика ему этого не заменит.

WTF?!

Потому что никогда не даст ощущения такой сопричастности. Собственно, это – никакое не открытие; новый театр всегда рождается вместе с новой драматургией. Новаторский стиль Художественного театра основан на пьесах Чехова, Горького, Леонида Андреева, Ибсена, Гамсуна, для «Современника» «стилеобразующими» были Розов, Володин, Рощин, Де Филиппо, Осборн; для Таганки – Трифонов, Абрамов, Можаев, Брехт. Поэтому под крылом у "Квартета И" возник еще один театр; совсем небольшой – пока – театр; другой театр. Что главное в этом театре? В чем его отличие от всех остальных? Для кого он? Это театр для людей и про людей. Еще раз: для нормальных людей и про нормальных людей, про обычных людей, таких же, как все. Не про бандитов, Не про ментов. Вообще - не про уродов. Про людей. Почему-то именно об этом современный театр почти разучился говорить. А мы пытаемся заново научиться это делать...

что, простите? Для "нормальных людей" ?? А что значит "ненормальный", и что значит "такой же, как все" ?

Знаете что, парни. Меня трудно назвать ханжой, я существо весьма любопытное и привык совать свой нос в разные неизвестные мне ситуации. Но с таким подходом, как у вас, желание посмотреть на вашего Стоппарда в "Гильденстерне" как-то заметно по угасло

и ещё об интроектах

В вечернем метро на "Войковской" пустая часть вагона из-за страшного вида бомжихи. Видимо, от неё здорово воняет, и народ сбежал подальше. У меня такой насморк, что я совсем ничего не чувствую и мне без разницы: я наблюдаю за несчастным, которого грызут собственные кошмары. Сперва я думал, что это обычный пьяный бомж, но вскоре стало ясно, что это глубоко больной человек. Он все время орет, орет жутко, страшно, дико, обращаясь к какому-то видимому только ему, оппоненту. "Не могу так больше!" и "вот, это все опять из-за меня, да?!У тебя во всем я виноват!"
Он совершенно трезв: выливающийся из него поток ужаса и боли звучит на страшном, но чистом русском языке. Ни одного матерного слова. Время от времени его крики разбавляются странным причитанием "ну где-же здесь фаза?!" - собственно, я на эту фразу и среагировал, отложив книжку и обратив внимание на него уже как на объект, а не на как часть фона метро.

На "Речном" я вышел а эти двое уехали в пустом вагоне в темный туннель. Я бегом добежал до полицейских: поезд вернется через минуту на станцию (на конечном "речнике" круг, и состав через минуту- ве окажется на противоположной платформе) надо успеть. "Джентльмены, тут больной человек катается, ему очень плохо нужна медицинская помощь". Втроем мы входим в прибывший вагон. Двое полицейских бегут было к несчастному, потом резко останавливаются, плюют и выходят обратно. На мое требование забрать человека из вагона и вызвать бригаду медиков полицейские отвечают "а этот тип тут уже полгода катается. А это его маман (- речь о той бомжихе) Из-за неё он и спятил, только никто с этим разбираться не будет"

Двери захлопнулись и поезд уехал, полицейские повернулись спиной и ушли. А я так и остался с открытым ртом