December 2nd, 2016

"Билли Бадд" в Большом: опера из машины или спектакль, которого не может быть

Ну все побежали и я побежал. Послушайте, как такое может быть, что об этой постановке не кричат на каждом углу?! Эффект от этой оперы и мощность этого события как-то уж совсем не коррелируют с информационным обеспечением, на мой взгляд. Как по мне, так впору на каждом новостном сайте в первой строке давать капслоком "до конца сезона "Билли Бадд" осталось столько-то спектаклей", чтобы каждый успел ЭТО увидеть. Спектакль настолько грандиозный и многоплановый, что эмоциональное эхо от взрыва этой бомбы ещё долго будет греметь, оглушая и ввергая в транс. Поскольку я совсем не оперный человек то за мои оценки меня ногами пинать станут, ну да я готов понести кару, но я совершенно не готов подавиться своими переживаниями молча, меня ж разорвет, так что выплесну их сюда.

Я в первый раз в жизни вижу такое. Полная сцена персонажей, три часа действия, оглушительный шквал эмоций при том, что.. Вот это и убило прямо там, в зрительском кресле: при том, что в этом спектакле некому сопереживать. Такого спектакля не может быть, это нарушение всех трех театральных законов термодинамики. Любой театральный критик скажет: если на сцене нет ни одного героя, который возбуждает ток эмпатии в обмотках зеркальных нейронов зрителя, то спектакль провальный и публика поднимет свист. А здесь мы видим парадокс: по выходу из зала тебя трясет, как на вибростенде а в памяти ни одного героя, к которому ты мог бы эмоционально прикоснуться. Более того: там даже нет главного героя. Из живых, во всяком случае. Там есть один-единственный Главный Герой, который не указан в программке и тот не человек, но именно он один и держит зал

Предупреждение: далее последует пост, содержащий яростный спойлер, так что кто ещё не попал на премьеру не портите себе впечатление чтением моих воплей, они сугубо субъективны хотя и являются истиной в последней инстанции

Ох, запинают меня за ересь и крамолу.Здороваться перестанут. Сейчас наберусь смелости и напишу.

"Билли Бадд" в Большом: опера из машины или спектакль, которого не может быть. Часть первая, сюжет.

Итак синопсис прост, как королевский устав корабельной службы.

Молодого и даже юного матроса Билли Бадда рекрутируют на английский военный корабль под командованием капитана Звездного Вира, который явлен нам этаким холеным морским волком: вся команда, включая избиваемых за малейшую провинность матросов, поет со сцены ему оду и клянется, что готова жизнь отдать за него, царя и бога. Наш паренек единственный из рекрутов, кто не плачет о потерянном доме птч дома у него нет и даже напротив, искренне рад попасть на службу. Море, шторма, романтика, вот это вот все. В нашего симпатичного юношу тут же влюбляется скотина боцман(он же первый помощник капитана), существо суровое, сволочное и с явными замашками садиста. Причем влюбляется он совсем не платонически, на что нам намекает внешний вид красавца Билли, поскольку он единственный из всей команды, кто щеголяет по сцене с открытым торсом презрев по воле режиссера правила ношения уставной формы на военном корабле. И вот вместо того, чтобы пользуясь наивностью носителя юного тела а так же собственной властью и опытом - вот вместо того, чтобы охмурить парня и хорошенько его поиметь себе на радость, наш боцман не придумал ничего лучшего, как парня извести. Трахнуть его не позволяет предубеждения, а терпеть рядом такой источник радости и света наш боцман, всю жизнь проживший как скотина, считает выше своих сил. В результате парню устраивают подставу, и тот, не совладав со своими чувствами убивает гада-боцмана, за что по приговору корабельного трибунала отправляется висеть на рею, а капитан всю оставшуюся жизнь заламывает руки вопрошая небеса тварь ли он дрожащая или право имеет и как ему теперь вообще жить дальше с таким вот горем на душе: взял, и повесил невинного парня по долгу службы. О Боги боги, и при луне мне нет покоя. Да да да, использование шаблона Нового Завета бросается в глаза с первых же минут, благо отсылок к известному сюжету и христианских аллюзий более, чем с избытком.
И в том, что молодого невинного матроса зовут не иначе как "Детка"( читай, "дитя человеческое") и в том, что Боцман наш прям чистый подлый фарисей, так что оставить сюжет без Пилата, на роль которого отправлен как на заклание наш бравый капитан было решительно невозможно, мы поняли. Пока идет все штатно и публика сваливает с первого отделения, обнажив пустые ряды партера почти на четверть зала. А зря. Потому что дальше прогнозируемые (казалось бы) режиссерские ходы обернуться таким восхитительным кошмаром, что трагедия нереализованного боцманского либидо покажется смешной лишь увертюрой

"Билли Бадд" в Большом: опера из машины или спектакль, которого не может быть.Небесная механика

И в результате мы имеем в спектакле полную сцену персонажей при том, никому из них нельзя сочувствовать в той мере, чтобы это чувство послужило проводником в мир, создаваемый режиссером. И это страшный кайф, потому что я понимаю, что это сделано специально. Нас специально оставили в зале зрителем, нас пощадили.
Нельзя сочувствовать капитану, потому что он оказался трусом, как и Пилат и по той же самой причине. Нельзя сочувствовать боцману, потому что он уничтожает то, чем не может овладеть. Нельзя сочувствовать невинному очаровашке Билли Бадду: хотя его образ и создан как образец невинности и гений чистой красоты, но в этой красоте напрочь отсутствуют мозги, ну вот нельзя быть на свете тупицой такой. Даже оркестр и тот работает на то, чтобы у зрителя не возникло ни малейшей нотки эмпатии ни к кому. Если опера- это музыкальный театр то музыка в нем играет главную, простите, роль: она"высвечивает" чувства и мотивы персонажей, ну больше ей в театре не за чем и быть. А здесь- ничего! Ни единой ноты, которою хотелось бы нам повторить. Да что же это такое?! А это, леди и джентльмены, "Бог из машины", прошу любить и жаловать. В спектакле нет ни единой женской роли, и единственный персонаж на сцене женского рода это пушка, из которой палят по вражескому кораблю. Но душа всегда женского рода, и единственная анима спектакля это жерло пушки, направленное в зал. Это и есть его душа. В сущности, самый кошмар конденсируется не тогда, когда Билли Бадд перед тем, как быть повешенным, прощает капитана и благословляет его на жизнь. Тоже сильный образ: казненный прощает своего палача понимая, в какой ужас превратится вся его последующая жизнь после события, которого уже не исправить. Самый ужас приходит с задержкой, как волна цунами: спектакль кончается, дно сцены, как смысл оголено, и ждать вроде бы больше нечего.. И тут из пустоты и окончания на нас обрушивается шквал. Шквал переживаний от осознания, кто были эти люди и зачем? И почему погибли все, считая даже капитана: тот хоть и остался жив физически, но боль от санкционированной им казни убивает жизнь не хуже пули и разъедает душу словно кислота. Праведник, Негодяй, Пилат .. никто из них не уцелел на этом корабле. На самом деле они погибли все гораздо раньше: в момент, когда попали на корабль. За оболочкой каждого военного корабля как за обманкой, скрывается нутро Нагльфара. И это он, Корабль Мертвецов - и есть Главный Персонаж всего спектакля. И все матросы и офицеры, Билли Бадд и Звездный Вир- все они лишь винтики и элементы чудовища, созданного смертью и для продолжения смерти, там неоткуда взяться жизни, она невозможна в рамках заданной судьбы: убивать других или быть убитым. Вот так и выглядит обреченность, таков и есть тот самый жуткий ад: понимание невозможности остаться живым в машине, пусть и созданной не тобой и до тебя.