June 21st, 2017

"Мне скучно, бес"

Интересный спор на фейсбучине в группе Бродского. Там, где Бродский говорит об экзистенциальном холоде, на который выставили человека и тут же комментаторы подмечают этот вечный скрытый страдательный залог, который и является точкой в системе координат, позиционирующей отношения русских к миру: кого-то выставили. С кем-то что то опять сделали. И этот имплицитный актор присутствует незримо во всем, и в самой конструкции языка отражено это подчиненное отношение к силам фатума или судьбы или как угодно назовите: чему-то внешнему, что никак от нас не зависит и с чем нельзя бороться

Англичанин никогда не скажет "мне холодно", он говорит I'm cold. Я замерз. Причем, если в русском есть пословица " но только помни, что я- последняя буква в алфавите" то в английском I всегда пишется с большой. Фактически, по языку можно констатировать четкую границу разделения сред: между средой, где размерность мира задается Кантом и где человеческое "я" помещено в центр и средой, где правит Гегель с его установкой о приоритете социальных форм государственности над личным.